Незаконное проникновение в жилище рб

Проникновение в законное владение

Незаконное проникновение в жилище рб

В редакцию abw.by обратился Виктор (имя изменено). Он рассказал свою историю, в которой, по его мнению, сотрудниками ГАИ были нарушены его гражданские права. Так ли это и какова официальная позиция ГАИ в данном вопросе? А может, как это часто бывает, все дело в несовершенстве законодательства? Читайте об этом в нашем материале.

– 24 мая 2014 года около 23.00 я был необоснованно задержан сотрудниками ОГАИ Минского РУВД Загорельским и Трубачом, – начал свой рассказ Виктор.

– На основании их рапортов в отношении меня был составлен протокол по статье 23.4 КоАП Республики Беларусь от 24.05.2014, с которым я не был ознакомлен. Также мне не разъяснили мои права и обязанности.

На основании указанного протокола меня продержали в камере предварительного заключения 12 часов.

КоАП. Статья 23.4.

Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий
Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица государственного органа при исполнении им служебных полномочий лицом, не подчиненным ему по службе, – влечет наложение штрафа в размере от двух до пятидесяти базовых величин или административный арест.

– А началось все вот с чего, – продолжил свой рассказ Виктор. – 24 мая мы с женой были в гостях у моей матери. Живет она в деревне Копиевичи Минского района. Около 23.00 собрались домой в Сеницу. Ехать было недолго – практически по прямой дороге не более двух километров.

– Хотя я выпил в гостях немного пива, решили, что расстояние небольшое, доехать до дома без эксцессов удастся. Проехав примерно сто метров, мы вспомнили, что забыли кое-какие вещи, и поехали обратно.

Припарковавшись у дома, заметили, как к нам приближается автомобиль ГАИ. Когда я вышел из машины, подъехали сотрудники ГАИ. Они попросили предъявить документы и спросили, не употреблял ли я алкогольные напитки.

Я честно признался, что употреблял пиво, и согласился пройти медицинское освидетельствование. 

– Результат оказался положительным, чего я и не отрицал. На меня составили протокол по статье 18.16 “Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения”.

– После этого мы вернулись к месту задержания. Этот же адрес является и местом регистрации транспортного средства. За время нашего отсутствия моя жена загнала автомобиль на придомовую территорию. Не обнаружив автомобиль, сотрудники ГАИ стали требовать у меня ключи. Предоставить ключи я не мог, так как еще перед отъездом на освидетельствование передал их жене.

Инспектор Загорельский подошел к входной калитке и заметил, что дверь закрыта, но не заперта. Он зашел внутрь домовладения и стал ходить вокруг припаркованного автомобиля, пытаясь проникнуть в него. Сам я этого, конечно, не видел, так как находился в служебном автомобиле ГАИ. О действиях Загорельского мне позже рассказала мать, которая находилась в доме с соседкой.

Увидев инспектора во дворе своего дома, она поинтересовалась, что он делает на территории ее домовладения. Он потребовал ключи от автомобиля у нее. Так как ключей у моей матери не было, инспектор получил отказ и вернулся в служебный автомобиль. После этого меня отвезли в Мачулищанский опорный пункт милиции и арестовали на 12 часов.

Как стало известно впоследствии, по мнению сотрудников ОГАИ Загорельского и Трубача, я оказал неповиновение их законным распоряжениям, которое выразилось в том, что я отказался передать им ключи от транспортного средства, отказывался сесть в их служебную автомашину, а также пытался из нее выйти. В отношении меня был составлен протокол по статье 23.

4 “Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий”. О протоколе я узнал только утром, когда мне выдвинули ультиматум: или я подписываю его, или остаюсь в “опорке”. Протокол я подписывать отказался, но и задержанным оставался недолго – вскоре меня отпустили.

5 июня 2014 года состоялось рассмотрение дела по факту моего нахождения за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Меня признали виновным, чего, повторюсь, я и так не отрицал. 

– А вот привлечения к ответственности по поводу неповиновения требованиям должностного лица так и не произошло – дело каким-то образом развалилось.

Однако я не стал мириться с произошедшим, решил идти до конца и разобраться, на каком основании сотрудник ГАИ проник на территорию частного владения третьего лица и почему пытался забрать у меня и моей матери ключи от автомобиля.

Моя мать также отправляла жалобы на действия сотрудников ГАИ в прокуратуру, МВД, Администрацию Президента РБ – все без толку. Отовсюду одни отписки.

Обратная сторона медали: ГАИ

В историях обеих сторон прослеживаются некоторые противоречия, проверить которые, к сожалению, мы не в силах.

Так, по показаниям сотрудников ГАИ, отраженных в протоколах опроса, около 23.00 водитель, двигаясь им навстречу, подъехал достаточно близко к патрульному автомобилю (примерно 100 метров). По их мнению, водитель мог их видеть, поэтому он развернулся и поехал в обратную сторону, что и послужило причиной остановки транспортного средства и проверки водителя. 

По словам сотрудников ГАИ, “водитель не отреагировал на требование предъявить документы”, “отказывался сесть в служебный автомобиль”, “ответил отказом на требование предоставить ключи”, “открывал двери служебного автомобиля, чтобы выйти”, что и послужило причиной задержания данного лица.

О том, законны ли действия сотрудников ГАИ и почему развалилось “дело” по ст.23.4 КоАП, мы решили узнать в ГАИ Минского района. По телефону нам данную ситуацию прокомментировать отказались. А в Минской областной ГАИ потребовали прислать письменное обращение, чтобы дать им возможность предварительно исследовать материалы дела. В итоге мы получили вот такой ответ.

Снова возникает чувство, что это отписка. Почему? В ответе заместителя начальника УВД Миноблисполкома А.В.Астрейко написано, что Виктор “первоначально отрицал свою вину” по факту нахождения в состоянии алкогольного опьянения. Однако в протоколах опроса инспекторов ГАИ это почему-то никак не отражено. 

В официальном ответе отмечено лишь, что действия инспекторов не раз проверялись, в том числе Прокуратурой Минской области, никаких нарушений выявлено не было. Также было указано, что административный процесс по ст.18.6 и ст.23.4 КоАП проведен гласно, а решения вступили в законную силу.

И это несмотря на то, что ранее прокурор Минского района и начальник УГАИ УВД Миноблисполкома в ответах Виктору ссылались на факт прекращения дела об административном правонарушении по ст.23.4 в связи с истечением срока наложения административного взыскания.

Это решение было принято постановлением судьи суда Минского района Ткачук С.И. 28.07.2014.

То есть получается, что вначале все возможные органы, в которые обращался Виктор, ссылаются на то, что дело по ст.23.4 прекращено, а значит, обжаловать действия инспекторов уже поздно, а потом вдруг выясняется, что “процесс проведен гласно” и решение по ст.23.

4 вступило в законную силу.

При этом на вопросы, почему сотрудник ГАИ пытался забрать ключи у водителя и почему проник на территорию домовладения третьего лица, почему Виктор был задержан и провел ночь в опорном пункте, ответов в официальных письмах так и не обнаружено.

В приватной беседе инспекторы нам не раз поясняли, что пьяный человек за рулем – это объект повышенной опасности, поэтому сотрудники ГАИ должны предпринимать любые меры по отстранению водителя от участия в дорожном движении.

Ведь водитель, по сути, может сесть за руль сразу же после того, как сотрудники ГАИ уедут. Подпишемся под каждым словом, но с небольшим дополнением: предпринятые меры должны лежать в рамках закона.

Однако что входит в понятие “отстранить от управления”, со ссылкой на нормы законодательства пояснить нам так никто и не смог. 

Наше мнение

Чтобы расставить все точки над “і”, сразу сделаем ремарку: редакция abw.by максимально нетерпимо относится к пьянству за рулем, оправдывать Виктора в данной ситуации мы не собираемся. Эта история нас интересует лишь в части законности или незаконности действий сотрудников ГАИ. Ведь мы стараемся жить не по понятиям, а по закону, перед которым, между прочим, все равны, даже сотрудники МВД.

Итак, услышав две достаточно противоречивые версии произошедшего, abw.by решил выяснить: могли ли сотрудники ГАИ по закону проникнуть на территорию домовладения третьего лица, могли ли истребовать ключи у водителя или владельца автомобиля?

КоАП. Статья 8.11.

Отстранение от управления транспортным средством
Физическое лицо
, управляющее транспортным средством, которое не имеет права управления этим транспортным средством либо в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, отстраняется от управления транспортным средством до устранения причины отстранения от управления транспортным средством.

КоАП. Статья 8.10. Задержание и принудительная отбуксировка (эвакуация) транспортного средства
1.

Работник Государственной автомобильной инспекции вправе производить задержание и принудительную отбуксировку транспортного средства и доставлять его на охраняемую стоянку, если лицом, управляющим транспортным средством, совершено административное правонарушение, предусмотренное статьями 18.16 и 18.19 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, при отсутствии иной возможности доставить транспортное средство к месту хранения.

В ГАИ нам сообщили, что под отстранением водителя от управления понимаются различные действия, в том числе изъятие ключей, и что такие требования предусмотрены инструкцией “Об организации работы подразделений дорожно-патрульной службы ГАИ МВД РБ”, утвержденной приказом МВД №155 от 01.06.2012.

В действительности же оказалось, что в данной инструкции от 2012 года таких требований к сотруднику ГАИ нет.

Эти положения действовали в рамках предыдущей инструкции, которая прекратила свое существование с момента принятия новой. Возможно, эти требования сохранились в каком-либо другом нормативно-правовом акте.

Но почему тогда из этого делается какая-то тайна? Например, в общем доступе такой документ мы отыскать не смогли.

В любом случае при отстранении от управления автомобиль доставляется к месту хранения. А поскольку он и так находился по месту регистрации, не совсем понятно, для чего сотрудникам ГАИ нужны были ключи.

Что касается проникновения в законное владение, ознакомьтесь с несколькими правовыми нормами. Нудно, но их знание крайне важно для понимания описанной ситуации.

КоАП. Статья 2.6. Неприкосновенность жилища и иных законных владений
1. Неприкосновенность жилища и иных законных владений гарантируется законом.

Никто не вправе войти в жилище и иное законное владение лица против его воли.
2.

Производство процессуальных действий, связанных со вторжением в жилище и иные законные владения, осуществляется по основаниям и в порядке, установленным настоящим Кодексом.

Закон об ОВД. Статья 25.

Права сотрудников органов внутренних дел:
входить беспрепятственно, при необходимости с повреждением запирающих устройств
и других предметов, в любое время суток в жилые помещения и иные законные владения граждан, помещения и иные объекты организаций и осматривать их при преследовании подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений либо при наличии достаточных оснований полагать, что там совершается или совершено преступление либо находятся подозреваемый (обвиняемый), скрывшийся от органа, ведущего уголовный процесс, лицо, уклоняющееся от отбывания наказания и иных мер уголовной ответственности, а также беспрепятственно входить в жилые помещения и иные законные владения лиц, находящихся под превентивным надзором;

Закон об ОВД. Статья 10.13. Осмотр
1.

Основанием для проведения осмотра места совершения административного правонарушения, помещения, жилища и иного законного владения, предметов и документов является наличие достаточных оснований полагать, что в ходе осмотра могут быть обнаружены следы административного правонарушения, иные материальные объекты, выяснены другие обстоятельства, имеющие значение для дела об административном правонарушении.
4. Осмотр жилища и иного законного владения проводится только с согласия собственника или проживающего в нем совершеннолетнего лица и в их присутствии, а при отсутствии согласия – по постановлению органа, ведущего административный процесс, с санкции прокурора или его заместителя, которое должно быть предъявлено до начала осмотра, и с участием не менее двух понятых. В исключительных случаях, когда имеется реальное опасение, что следы административного правонарушения, иные материальные объекты, имеющие значение для дела об административном правонарушении, могут быть из-за промедления с их обнаружением утрачены, повреждены или использованы в противоправных целях, осмотр может быть проведен по постановлению органа, ведущего административный процесс, с участием не менее двух понятых без санкции прокурора или его заместителя с последующим направлением им в течение двадцати четырех часов сообщения о проведенном осмотре с указанием даты, времени проведения осмотра, места, лиц, у которых он проведен, оснований для проведения осмотра, перечня обнаруженных объектов.
6. Осмотр транспортного средства проводится в присутствии лица, управляющего этим транспортным средством, либо собственника, либо представителя собственника, а при невозможности обеспечить их участие – в присутствии не менее двух понятых.

Как можно заметить, обычное “отстранить от управления” не является достаточным основанием для проникновения в законное владение.

Прокомментировать ситуацию согласился адвокат юридической консультации №2 Ленинского района г. Минска Евгений Маслов:

“Статьей 8.1 ПИКоАП РБ установлено, что в целях пресечения административных правонарушений, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела допускается применение следующих мер: – административное задержание; – задержание и принудительная отбуксировка (эвакуация) транспортного средства;

– отстранение от управления ТС.

Источник: https://www.abw.by/novosti/law/183442

О неприкосновенности жилища

Незаконное проникновение в жилище рб
25.07.2010 | Рубрика: Законодательство

В широком смысле под нарушением права неприкосновенности жилища (ст. 29 Конституции Республики Беларусь) понимается не только незаконное проникновение других лиц в жилое помещение помимо воли проживающих в нем граждан, а и другие противоправные действия.

Первостепенным в работе государственных органов по защите права граждан на неприкосновенность жилища должно быть обеспечение условий для реализации гражданами этого права.

Важнейшими направлениями этой работы являются формирование осведомленности граждан об их правах и потребительских качествах жилых помещений, обеспечивающих неприкосновенность жилища, учет требований по обеспечению неприкосновенности жилища при разработке технических нормативных правовых документов и проектно-сметной документации на строительство и реконструкцию жилых домов, а также обеспечение права граждан на неприкосновенность жилища при технической эксплуатации жилых домов и контроль за соблюдением правил пользования жилыми помещениями.

Надлежащая осведомленность граждан о потребительских качествах жилых помещений и правилах пользования ими является одним из условий, обеспечивающих реализацию права на неприкосновенность жилища.

Согласно ст.

64 Закона Республики Беларусь от 5 июля 2004 года № 300-З «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь» собственник (владелец) объекта строительства имеет право на информацию о: правилах эксплуатации объекта строительства; гарантийных обязательствах подрядчика и порядке предъявления ему претензий; сроках эксплуатации (службы) объекта строительства; технических регламентах, обязательным требованиям которых должны соответствовать строительные материалы и оборудование, выполненные строительные работы; разработчиках проектной документации и субподрядчиках, принимавших участие в разработке проектной документации и сооружении объекта строительства. Вышеперечисленная информация должна представляться собственнику (владельцу) объекта строительства подрядчиком, заказчиком, застройщиком.

Ст.

6 и 8 Закона Республики Беларусь от 16 июля 2008 года № 405-З «О защите прав потребителей жилищно-коммунальных услуг» предусмотрено, что потребитель имеет, в частности, право на безопасность жилищно-коммунальных услуг (включая запрет на применение в процессе оказания таких услуг изделий (материалов) и технологий, опасных для жизни, здоровья и (или) имущества потребителей, а также окружающей среды, с учетом как повседневных, так и долгосрочных его интересов), а также на информацию об исполнителе и оказываемых им жилищно-коммунальных услугах. Сокрытие исполнителем фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни, здоровья и (или) имущества потребителей при оказании жилищно-коммунальных услуг, запрещается.

Этим же Законом предусмотрено (ст.11), что потребитель имеет право на просвещение в области защиты прав потребителей жилищно-коммунальных услуг. Исполнитель по требованию потребителя обязан обеспечить ему возможность ознакомления с техническими нормативными правовыми актами и иными актами законодательства, регулирующими оказание жилищно-коммунальных услуг.

Согласно Закону о защите прав информация доводится до сведения потребителей путем размещения на вывеске, информационных стендах (табло) или другим способом в доступном для граждан месте по месту нахождения исполнителя, являющегося юридическим лицом (за исключением случаев, когда местом нахождения исполнителя является жилое помещение), его филиалом, представительством, иным обособленным подразделением, расположенным вне места нахождения юридического лица, а также по месту нахождения ответственных работников исполнителя. Информация может быть также опубликована (распространена) в средствах массовой информации, глобальной компьютерной сети Интернет, размещена на информационных стендах (табло) и иных носителях информации в местных исполнительных и распорядительных органах, местах общего пользования жилых домов, расположенных в границах обслуживаемой исполнителем территории.

Вместе с тем, анализ обращений граждан и социологические опросы населения показывают, что население мало осведомлено о нормах Закона о защите прав, потребительских качествах жилых помещений и правилах пользования ими.

Все пользователи жилых помещений должны знать и выполнять правила пользования жилыми помещениями, правила содержания и технической эксплуатации жилых и вспомогательных помещений жилого дома, инженерных систем и оборудования, правила пожарной безопасности и иных правил.

О таких обязанностях граждан говорится и в Жилищном кодексе Республики Беларусь, и в договоре найма (поднайма) жилого помещения, а ст. 21.

16 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях предусмотрена соответствующая ответственность за нарушение правил пользования жилыми помещениями.

Жилой дом представляет собой сложный инженерный комплекс. Он состоит из большого количества различных конструктивных элементов, выполняющих свое определенное назначение.

Части здания находятся в тесной зависимости между собой, поэтому неисправности одной части здания, могут привести к значительным повреждениям других его частей, а иногда и всего здания, что влечет за собой ухудшение бытовых условий жильцов, и может в определенных ситуациях привести к нарушению права на неприкосновенность жилища.

Более того, пренебрежение правилами пользования жилыми помещениями, отсутствие должного контроля за выполнением этих правил может привести не только к нарушению права граждан на неприкосновенность жилища, но и к трагическим последствиям.

В Минске 6 февраля 2010 г. в 5-этажном жилом доме по ул. Данилы Сердича (дом № 8 к. 2) взрывом газа в одной из квартир были разрушены стены в трех квартирах, выбиты стекла почти во всем подъезде и входные двери в отдельных квартирах. По счастливой случайности обошлось без человеческих жертв. Пострадал от сильных ожогов только виновник происшествия, который перерезал газовый шланг на кухне.

Виновник этого чрезвычайного происшествия взят под стражу, возбуждено уголовное дело по статье «Умышленное уничтожение либо повреждение имущества», что грозит наказанием в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет.

В Минске, по данным отдела надзора и профилактики городского управления МЧС, таких опасных соседей немало. Всего в городе взято на учет около 5000 квартир с неблагополучными жильцами. Из 100 пожаров, которые произошли в столице за два месяца, четверть – по вине таких жильцов.

Трагический случай имел место в феврале 2010 года в Минске в квартире дома по ул. Горецкого. 16-летняя ученица 11 класса была смертельно поражена электротоком в ванне. Причина – прикосновение мокрой рукой к включенной стиральной машине.

Чрезвычайное происшествие произошло и в частном секторе Могилева. В доме по ул. Тракторной в результате взрыва пострадала от ожогов 53-летняя женщина. Причиной взрыва стало накопление газа метана в подполье дома, где была проложена с нарушением технических норм местная канализация.

Здесь приведены только отдельные сообщения в прессе, и только за первую половину 2010 года. Немало таких случаев имеется и в других регионах республики, что свидетельствует о недостаточной работе по информированию населения о необходимости соблюдения правил противопожарной и технической безопасности, и по контролю за соблюдением этих правил при пользовании жилыми помещениями.

Необходимость соблюдения санитарно-гигиенических, экологических, противопожарных и иных нормативных требований при пользовании жилым помещением обусловлена, прежде всего конституционными правами граждан и, в частности, правом на охрану здоровья (ст.

45 Конституции Республики Беларусь), правом на благоприятную окружающую среду (ст. 46).

Соответствующие приоритеты санитарных норм, правил и гигиенических нормативов по обеспечению здоровых и безопасных условий проживания закреплены в Законе Республики Беларусь «О санитарно-эпидемическом благополучии населения» в редакции от 23 мая 2000 года.

Санитарными правилами и нормами 2.1.2.12-11-2006 «Гигиенические требования к устройству, оборудованию и содержанию жилых домов» также предусмотрено (п. 73), что наниматели жилых помещений обязаны содержать помещения в удовлетворительном санитарно-гигиеническом состоянии и не допускать неблагоприятного влияния шума, других вредных факторов на условия проживания в соседних квартирах.

Поэтому, для обеспечения нормальных условий проживания в жилом доме (и в каждой квартире в отдельности) прежде всего, необходимо во всех деталях знать Правила пользования жилыми помещениями и другие сведения, необходимые для безопасной эксплуатации жилища.

Было бы правильным, чтобы эти сведения, передавались застройщиками гражданам, заселяющимся во вновь построенные жилые дома, и жилищно-эксплуатационными организациями – проживающим в жилых помещениях существующего жилищного фонда при заключении и регистрации соответствующих договоров найма жилых помещений и договоров на оказание услуг по техническому обслуживанию жилого дома.

По сути, речь идет о пакете документов (который должен быть в каждой квартире), содержащем информацию для собственников и пользователей жилых помещений о всей совокупности потребительских качеств жилища, правила и нормы безопасного и эффективного его использования, а также другие сведения, необходимые для защиты их прав и интересов как потребителей жилищно-коммунальных услуг.

В конечном счете, знание гражданами потребительских качеств своих домов и квартир, правил и норм эксплуатации, санитарно-гигиенических характеристик помещений, придомовой территории и окружающей среды, санитарно-гигиенических, экологических, противопожарных и иных нормативных требований при пользовании жилым помещением является непременным условием для безопасного и эффективного использования жилища.

Ольга ЗИНКЕВИЧ

Источник: https://www.nb.by/publikacii-zhilishchnoe-zakonodatelstvo/o-neprikosnovennosti-zhilishcha/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.